Я скажу тебе слова любви
Я скажу тебе слова любви
неси свой дух
он не смердит
в нем скотской крови нет
в нем наглости нет, секса,
      голой кожи,
                          умирающей от крема,
в глазах твоих причастье вечных благ,
ты больше не земная,
хоть на земле живешь
вещественный твой образ
прост и духоносен
проходит стены и миры
придя и уносясь.

Тебя я полюбил
и песнь тебе пою
безтелой сей любви:

бабал до-сю курлы
тюку раси думэ
пирáфи нукха-ча
нукха нукха-чара
годи бози нофИтико
жо-влома лё-лё-лё
керЭ туфé гонýтора
беро гуно-люжáма
                   гуно-беро жамá.


__________________________________________

"И это случилось с Мопассаном.
Едва ли был другой такой писатель, столь искренно считавший, что все благо, весь смысл жизни в женщине, в любви,
и с такой силой страсти описывавший со всех сторон женщину и ее любовь, и едва ли был когда-нибудь писатель,
который до такой ясности и точности показал все ужасные стороны того самого явления, которое казалось ему самым высоким и
дающим наибольшее благо жизни. Чем больше он вникал в это явление, тем больше разоблачалось это явление,
соскакивали с него его покровы и оставались только ужасные последствия и еще более ужасная его сущность.
Прочтите его сына-идиота, ночь с дочерью ("L'ermite") ["Отшельник"], моряк с сестрой ("Le port") ["Порт"], "Оливковое поле",
"La petite Roque" ["Маленькая Рока"], англичанку "Miss Harriet" ["Мисс Гарриет"], "Monsieur Parent" ["Господин Паран"],
 "L'armoire" ["Шкаф"] (девочка, заснувшая в шкафе), свадьбу в "Sur l'eau" ["На воде"] и последнее выражение всего:
 "Un cas de divorce" ["Развод"]. То самое, что говорил Марк Аврелий, придумывая средство разрушить в представлении привлекательность этого греха,
это самое яркими художественными образами, переворачивающими душу, делает Мопассан. Он хотел восхвалять любовь, но чем больше узнавал,
тем больше проклинал ее. Он проклинает ее и за те бедствия и страдания, которые она несет с собою, и за те разочарования, и, главное,
за ту подделку настоящей любви, за тот обман, который есть в ней и от которого тем сильнее страдает человек, чем доверчивее он предается этому обману.
Могучий нравственный рост автора в продолжение его литературной деятельности написан неизгладимыми чертами в этих прелестных мелких рассказах и в лучшей книге его "Sur l'eau".
И не в одном этом развенчивании, невольном, и потому тем более сильном, развенчивании половой любви виден этот нравственный рост автора;
он виден во всех тех все более и более высоких нравственных требованиях, которые он предъявляет к жизни.
Не в одной половой любви он видит внутреннее противоречие между требованиями животного и разумного человека, он видит его во всем устройство мира.
Он видит, что мир, материальный мир, такой, какой он есть, не только не лучший из миров, но, напротив, мог бы быть совершенно другим -
эта мысль поразительно выражена в "Horla" ["Орла"] - и не удовлетворяет требованиям разума и любви, видит, что есть какой-то другой мир или хотя требования такого другого мира в душе человека".

Л.Н.Толстой о певце чувственной любви - Мопассане.